МОУ Яковцевская основная общеобразовательная школа

Денис Смирнов

Направо пойдешь – правду найдешь, налево пойдешь…

Играет задорная музыка и появляется скоморох Федька с бубном

 

Ф Е Д Ь К А: В тридевятом царстве, тридесятом государстве жил-был Данила – крестьянский сын. К двадцати годам вырос он настоящим богатырем. Не верите — смотрите сами (Убегает).

 

Открывается занавес: справа на сцене видна часть крестьянского дома с крыльцом и покосившейся крышей, слева – царские палаты и трон. Вдалеке виднеются церковь белокаменная да укрепленный бревенчатый форт, между ними – поле пшеничное. В дальнейшем дом и дворец будут использованы, как избушка на курьих ножках и замок Кощея Бессмертного. Появляется Данила с мешком за плечами, за ним следует его матушка. Данила заносит мешок в дом, матушка садится на крылечке

 

МАТУШКА: Ой, устала я. Сил моих нет боле…

ДАНИЛА: (Выходит) А ты матушка отдохни. Хочешь, я молока тебе принесу.

МАТУШКА: Нет, Данилушка, опосля молочко пить будем. Надобно репу продать. Сейчас скупщик явится.

ДАНИЛА: Так я с ним и потолкую: чай не маленький уже.

МАТУШКА: А вдруг обманет. Он ведь мужик хитрый.

ДАНИЛА: А хитрить станет, я ему руки-ноги поотрываю.

МАТУШКА: Негоже так поступать, сынок, не по-людски это.

ДАНИЛА: Ты права, матушка, погорячился я…  

Появляется скупщик, на ходу пересчитывая монеты

СКУПЩИК: Здорово, земляки. Чем на этот раз порадуете?

МАТУШКА: Так чем же еще, мил человек… У нас как обычно.

СКУПЩИК: Что опять репа?

МАТУШКА: Опять, родимый. Репа у нас сладкая-пресладкая.

СКУПЩИК: (Поморщившись) Сколько?

МАТУШКА: Сто мешков.

СКУПЩИК: Сто? Да ты что, мать, белены объелась? Куда мне столько? Возьму только пятьдесят (Протягивает мешочек с монетами) На вот, держи…

Где она у вас репа-то?

МАТУШКА: Подержи, сынок. (Отдает деньги Даниле) Пойдемте, я покажу. (Провожает скупщика за дом). Жалко, что всю не берете: репа у нас знатная. Гляньте на нее – авось передумаете… (Уходят).

ДАНИЛА: (Глядя на мешочек) Нет, матушка, так мы никогда не справим себе новый дом. Лучше-ка подлатаю я крышу, поправлю пол и пойду в войско царское. Говорят, харчи да жалование там приличные, одежей снабжают: даст бог, не пропаду.

Данила уходит в дом. Появляется матушка

МАТУШКА: Данилушка! Сынок! Где ты?

ДАНИЛА: (Выходит с кувшином молока) Здесь я матушка, жажда замучила.

МАТУШКА: Беги скорее: я у скупщика репу на яблоки выменяла, так ты их забери.

ДАНИЛА: Матушка, зачем нам яблоки? У нас своей кислятины дополна.

МАТУШКА: Поменяем их на капусту. Соседка наша для свиней возьмет. Побегай, родимый…

 

Данила отдает деньги и молоко и убегает. Матушка присаживается на крыльцо, пьет молоко, а потом начинает пересчитывать деньги

 

МАТУШКА: Ах ты, окаянный, обманул-таки: фальшивых подложил. Ну, я тебе сейчас… (Подходит к углу дома). Уехал уже, черт кудлатый. И как только таких земля носит?..

ДАНИЛА: (Идет с мешком) Матушка, а ты яблоки-то видела?

(Достает гнилое яблоко, еще одно и еще, гневно) Ах, паршивец, одно гнилье подсунул. Такие яблоки только свиньям и гожи. Ну, скупщик, берегись: догоню – мало не покажется.

МАТУШКА: Да где ж ты его без коня догонишь. Он уж, наверное, в другой деревне.

ДАНИЛА: Эх, матушка, что ж ты наделала? Ведь знала, что обхитрить может… Хорошо, хоть за пол-урожая рассчитался.

Внезапно матушка начинает плакать. Данила обнимает ее

Ну, что ты, родимая! Черт с ними с этими яблоками.

МАТУШКА: Не хотела я тебе говорить, сынок, да видать придется: он и с деньгами нас надул – половина фальшивые.

ДАНИЛА: Фальшивые?! Ну, бес, напросился ты на орехи. (Уходит в дом).

МАТУШКА: Постой, Данилушка. Не губи себя, родненький. Обидишь скупщика – не миновать тебе острога. Что я тогда без тебя делать буду?  

Появляется Данила с котомкой через плечо. Матушка бросается ему на шею

Не пущу! Не пущу!

ДАНИЛА: Не удерживай меня, матушка. К царю я пойду, Правду искать.

МАТУШКА: Нет Правды на земле, Данилушка. И у царя ты ее не сыщешь.

ДАНИЛА: А не сыщу, так домой вернусь. Жди меня (Уходит).

 

 Действие переходит в царский дворец. На троне сидит царь: с одной стороны стоит царевна Лизавета, с другой — скоморох Федька с бубном

 

ЦАРЬ: Господи, скучно-то как. И кто сказал, что царям весело живется? Узнаю – на кол посажу.

ЛИЗАВЕТА: Так давай женихов позовем. Пущай мне в любви признаются.

ЦАРЬ: Что-то зачастила ты с женихами, Лизавета. Третий раз на неделе, а все без толку.

ЛИЗАВЕТА: Я что ли виновата, что они такие сумлевающиеся? Как дело дойдет до выбора, так они по кустам прячутся. Не нравлюсь я им, что ли? (Рыдает).

ЦАРЬ: Ну ты, это… перестань, ты же у меня, Лизка, первая красавица: губки алые, щечки розовые, коса до пояса…

ЛИЗАВЕТА: А нос?.. Нос! (Демонстрирует в профиль свой длинный нос).

ЦАРЬ: Что нос? Нос, как нос.

ЛИЗАВЕТА: Длинный!

ЦАРЬ: Я бы сказал — выдающийся. Ты у меня вообще не невеста, а сокровище. Верно, Федька?

ФЕДЬКА: Не то слово! Была б моя воля, я бы сам…

ЦАРЬ: Я те дам…! (Лизе) Ну что, поверила? Вот и умница. Не кручинься – найду я тебе достойного жениха. Вот тебе мое отцовское слово!

ЛИЗАВЕТА: Обещал уже, да свое слово не держишь. Хоть бы похитил кто…

ЦАРЬ: Типун тебе на язык, Лизка. Думай, что говоришь.

 

Внезапно меркнет свет и перед троном появляется принц. От страха царь прячется под трон, Лизавета – за трон, Федька – прикрывается бубном

ПРИНЦ: Здравствуй, царь-государь! (Бьет поклон).

ЦАРЬ: (Из под трона) Здравствуй, коли не шутишь. И кто ж ты таков будешь?

ПРИНЦ: Я – Святозар, принц заморский. Говорят, скрывается у вас от света белого царевна красоты писаной. Прибыл я сердце ее завоевывать.

ЦАРЬ: Что правда, то правда: дочь у меня – красавица. Плохих, так сказать, не держим. Только достоин ли ты ее?

ПРИНЦ: Пускай испытает меня Лизавета. Если люб ей буду – все стерплю.

ФЕДЬКА: (Шепотом) Ваше величество, может, охрану позвать? Не нравится мне это принц. Никак магией обладает.

ЦАРЬ: Принц, как принц. С огоньком. Ох, чует мое сердце, не миновать свадьбы (Вылазит из-под трона).

ФЕДЬКА: А ежели это сам Кощей Бессмертный пожаловал?

ЦАРЬ: Ой, всюду тебе, Федька, нечистая сила мерещится. Не мешай-ка мне дочку сватать. Лизка… Лизавета, а ну-ка, выйди к гостю дорогому. Покажи, так сказать, товар лицом.

ЛИЗАВЕТА: Не могу, папенька. Мне краска в лицо бросилась.

ЦАРЬ: Выйди, я сказал. Красну девицу румянцем не испортишь.

Лизавета появляется из-за трона, прикрыв лицо тульей от кокошника

Знакомься, доча, принц заморский — Святозарушка. Свататься к тебе приехал. Испытай его, как подобает, а там — посмотрим.

ПРИНЦ: Позвольте, царевна, выразить вам свое восхищение. Вы заставляете сильнее биться мое больное сердце.

Ц А Р Ь: (Полушепотом) Федька, он что, болен?

ФЕДЬКА: Кто ж его знает, ваше величество. С виду здоров, как бык.

ЦАРЬ: Не хватало нам еще хворых да убогих…

Л И З А В Е Т А: Как волшебны твои слова, принц. Уж не пишешь ли ты стихи?

ПРИНЦ: Пишу, о прекрасная роза среди безликих цветов.

Ц А Р Ь: Я чего-то не понял: он что еще и цветовод?

ФЕДЬКА: Я думаю, это он образно сказал. Понять влюбленных, дано лишь влюбленным.

Ц А Р Ь: Ты это давай, Федька, не умничай, а то на кол посажу. Посмотрю, как ты на нем умничать станешь (Посмеивается).

ЛИЗАВЕТА: Не буду я тебя испытывать, принц. Вижу, хорош ты собой…

ЦАРЬ: (Лизе) Как это не будешь? А вдруг хилый какой али слабоумный?

ФЕДЬКА: Ваше высочество, пускай хоть палицу за облако забросит…

ЛИЗАВЕТА: Бери меня в жены, Святозар – согласная я. А ты, папенька, давай скорее свое благословение… (Шепотом) Да поторапливайся.

ЦАРЬ: Ну, коли так, благословляю вас, дети мои. Живите долго и счастливо.

ЛИЗАВЕТА: (Бросается на шею принцу). Жених мой.

ПРИНЦ: (Увидев нос) Это что за страшилище? Где краса писаная?

ЛИЗАВЕТА: (С ревом к отцу) А-а, папенька!..

ЦАРЬ: Ты чего творишь, Святозар? Разве можно так с красной девицей?

ПРИНЦ: Подавайте мне красавицу, по-хорошему прошу.

ЦАРЬ: Ты давай, брат, не шуми – нет у меня другой. А коли эта не приглянулась, так иди, откуда пришел.

Внезапно меркнет свет. Принц исчезает, и только слышится его громоподобный голос

ПРИНЦ: А-а, Кощея Бессмертного обмануть вздумали? Знайте же: не видать вам больше света белого, всех уморю. А ежели кого в живых оставлю, навечно моими рабами сделаю.                          Снова становится светло

ФЕДЬКА: А я ведь предупреждал…

ЦАРЬ: Господи, сам Кощей в гости пожаловал. И куда только охрана смотрит? Всем головы напрочь поотрубаю. А ты, Лизка, чего хнычешь? Радоваться надо, дуреха…

ЛИЗАВЕТА: Радоваться? Чему?.. Даже это чудище от меня отказалася. Почему я такая несчастная? (Убегает с ревом).

ЦАРЬ: Федька, ступай, царевну успокой.

ФЕДЬКА: Так я это…

ЦАРЬ: Живо, я сказал! (Громко) И подать мне сюда воеводу.

Скоморох уходит. Появляется воевода в разорванном мундире, держась за глаз.

ВОЕВОДА: Звали, ваше высокоблагородие?

ЦАРЬ: Ты что же это, окаянный, делаешь? Ты кого в царский дворец впускаешь, дурья твоя башка? В солдаты захотелось? Так я быстро тебя разжалую.

ВОЕВОДА: (Заикаясь от волнения) Да я это… того… да мимо нас и муха не пролетела, ваше высокоблагородие.

ЦАРЬ: Вот я тебе сейчас муху эту покажу… А кто это тебе, вояка, дал право в таком виде к царю являться?

ВОЕВОДА: Ваше высокоблагородие, не виноват я. Это все Данила – крестьянский сын. Мы его пущать не хотели, так он ворота сломал и всей страже синяков да шишек наставил. Мне вон досталось (Показывает глаз).

Слышится треск, шум, крики, падение тела. Раздается голос Данилы

ДАНИЛА: Дайте дорогу, окаянные. Сказал же: к царю я.

ВОЕВОДА: (Испуганно) Это он. Что прикажете делать?

ЦАРЬ: Пущай войдет. Я с ним потолкую. Уж на царя он руку не подымет.

Появляется Данила, с перекинутым через плечо скупщиком

ДАНИЛА: (Замахивается на воеводу) У-у, бесовская сила. Понаставили тут стражников – простому человеку пройти нельзя.

ЦАРЬ: Ты чего это, Данила, расшумелся? Поди не в поле стоишь. Чего тебе надобно?

ДАНИЛА: За Правдой я пришел, ваше величество. Все ищу ее, да видно нет ей места на земле русской.

ЦАРЬ: Да как это нет? Хочешь сказать, одной кривдой живем? Не может этого быть.

ДАНИЛА: А вот и может. Вы, ваше величество, на троне сидите и дальше своего дворца не видите…

ЦАРЬ: Что? Да как ты смеешь, деревенщина, царю указывать? В острог его, живо!

ВОЕВОДА: (Испуганно) Данилушка, пойдем в острожек. Там кормят вкусно. Посидишь немного, да и выйдешь…

ДАНИЛА: Некогда мне в остроге отсиживаться, покуда простой народ как липку общипывают. (Бросает скупщика). Мы с матушкой репу все лето растили, а этот нелюдь купил ее у нас за гнилые яблоки да фальшивые монеты.

ЦАРЬ: (Скупщику) Правду молвит Данила?

СКУПЩИК: (Шепелявя) Ваше величество, не велите казнить… Я еще ни разу никого не обманывал. Я сестрицы вашей дальний родственник. Я и для вашей кухни продукты поставлял.

ЦАРЬ: Было такое, подтверждаю.

СКУПЩИК: А этот лиходей подкараулил меня и набросился: вон, фингал поставил да зуб выбил. И деньги отобрать пытался. А репу его я и не видывал.

ДАНИЛА: (Замахивается кулаком) Врешь ведь, бес! Да ежели я деньги хотел отобрать, зачем бы тебя сюда приволок?

ЦАРЬ: Тише, Данила. Успокойся. Не нужен нам самосуд – пускай закон разбирается. Ты, скупщик, покуда домой иди…

СКУПЩИК: Спасибо, ваше величество. Век вашу справедливость не забуду. (Уползает).

ДАНИЛА: Вы зачем его отпускаете, ведь виновен он?

ЦАРЬ: Виновен – накажу, а, не разобравшись, – не стану. А может, ты сам виноват, что вокруг тебя такое творится? Может, повод даешь, чтобы обманывали? Вот я, например, спрошу кого, думаешь, врать станут?

ДАНИЛА: А я почем знаю.

ЦАРЬ: Ну-ка, скажи мне, воевода, как дела с войском моим? Все ли хорошо одеты, обуты, как питаются? Только правду скажи.

ВОЕВОДА: Ваше высокоблагородие, войско ваше недавно из похода вернулось и теперича отдыхает. Я распорядился всем выдать новую одёжу да оружие. А питание у солдат самое лучшее – сам с ними трапезничаю.

ЦАРЬ: (Даниле) Слыхал?.. Думаешь, врет? Нет, не врет.

Из дворца появляется Федька с тяжелым мешком за плечами

(Кричит) Эй, Федька, поди-ка сюды.

ФЕДЬКА: Звали, ваше величество?

ЦАРЬ: Звал. Не знаешь ли ты, кто деньги из царской казны ворует?

ФЕДЬКА: (С грохотом ставит мешок на пол) Не знаю, не видывал.

ЦАРЬ: А не врешь?

ФЕДЬКА: Да не сойти мне с этого места.

ЦАРЬ: А что в мешке?

ФЕДЬКА: Сено это, ваше величество. Сами говорите, кризис в государстве. Так вот я и начал запасаться.

Ц А Р Ь: А сено-то для кого? Неужто сам есть будешь?

Ф Е Д Ь К А: Нет, для коня.

Ц А Р Ь: Но у тебя ж нет коня.

Ф Е Д Ь К А: Так сейчас сам бог велел купить, раз сено появилось.

Ц А Р Ь: Ну и дурак же ты, Федька. Иди, куда шел. А ты, воевода, брысь с моих глаз.

Федька и воевода уходят

ЦАРЬ: Как видишь, Данила, никто мне врать не стал. А почему? Да потому, что верю я людям. Вот и ты поверь, и все наладится.

ДАНИЛА: Права была матушка: нет Правды на земле. Видать, легче людям без нее живется. Так знайте, ваше величество: нападет на нас сила темная, на печи буду лежать, не шелохнусь – пускай вас воевода со скоморохом защищают (Собирается уходить).

ЦАРЬ: Постой, Данила: не уходи. (Подходит к Даниле) Ты на меня не серчай: я ведь понимаю, как тяжело живется крестьянину. Только ведь нам, царям, тоже не сладко.

ДАНИЛА: Да неужто?

ЦАРЬ: С востока повадился летать к нам Змей Горыныч…

ДАНИЛА: Зачем мне это знать?

ЦАРЬ: А затем, что Правду он и похитил. Говорят, прячет ее в глубокой пещере, которую сам и охраняет.        

      Внезапно появляется испуганный воевода

ВОЕВОДА: Ваше высокоблагородие! Беда, беда…

ЦАРЬ: Что случилось? Какая такая беда?

ВОЕВОДА: Ой, украли, украли…

ЦАРЬ: Да объясни ты по-человечески: кого украли?

ВОЕВОДА: Царевну, дочку вашу, Горыныч украл.

ЦАРЬ: Лизку?.. Так что ж ты, окаянный, позволил ему?

ВОЕВОДА: Так он же без спроса. Налетел, схватил и унес ее за облака.

ЦАРЬ: Послать вдогонку войско мое, царское.

ВОЕВОДА: Не могу, ваше высокоблагородие. Уставши они.

ЦАРЬ: Тогда стражу мою посылай, а то застоялись, поди, у дверей.

ВОЕВОДА: Всю вашу стражу Данила покалечил. Некому царевну из плена вызволять.

ЦАРЬ: Что ж мне теперь делать-то? Кто царю поможет?.. Ой, Лизка, накликала на себя беду.

ДАНИЛА: Я помогу, ваше величество, коли виноват. Хоть я и не богатырь, а хвост Змею накрутить сумею. Заодно верну людям Правду.

ЦАРЬ: Сынок! Дай-ка я тебя обниму. (Обнимает Данилу) Быть тебе с этого дня богатырем. Если победишь супостата, проси у меня чего хочешь.

ВОЕВОДА: Ваше высокоблагородие. Одеть бы его надобно подобаючи.

ЦАРЬ: Так одень! Выдай ему меч булатный да щит богатырский.

ВОЕВОДА: Будет сделано! (Убегает).

ЦАРЬ: (Кричит) Федька!              Появляется запыхавшийся скоморох

ФЕДЬКА: Звали, ваше величество?

ЦАРЬ: Не слыхал ли ты, где живет Змей Горыныч?

ФЕДЬКА: Народ молвит, как дойдешь до края света, где солнце всходит, поверни направо. Там и будет его пещера.

ЦАРЬ: Пойдешь с Данилой: поможешь ему Лизавету из плена вызволять.

ДАНИЛА: Зачем мне этот малахольный? Его самого защищать надобно.

ФЕДЬКА: (Падает на колени) Ваше величество, за что? Да от меня же толку мало. Проглотит Федьку чудище поганое и косточек не оставит.

ЦАРЬ: Не проглотит: авось подавится. А ты, Данила, от скомороха не отказывайся: при случае отвлечет на себя внимание. (Появляется воевода с одежей и оружием. Скоморох встает с колен)

ВОЕВОДА: Принес, ваше высокоблагородие.

ЦАРЬ: Одевайся, богатырь, и тот час собирайся в путь.

ДАНИЛА: (Начинает одеваться)

ЦАРЬ: (Отводит скомороха в сторону). Я тебя, Федька, зачем с ним посылаю? Пока богатырь со Змеем биться будет, ты дочку мою под белы рученьки бери и домой веди.

ФЕДЬКА: А Данила как же?

ЦАРЬ: А Данила пускай там остается и свою Правду ищет. Мне таких смутьянов не нужно. (Даниле) Батюшки, посмотрите какой богатырь!

 

Данила себя разглядывает: на ногах — сапоги, на рубахе – кафтан да кольчуга, на поясе — меч в ножнах, а в руках — щит с большой трещиной. На голове, словно прыщ, шлем торчит. Не богатырь — посмешище

 

ДАНИЛА: А что, воевода, щита целого не было? И кольчуга заржавелая…

ВОЕВОДА: (Растерянно) Так я ведь это…

ЦАРЬ: Уж не обессудь, сынок: чем богаты, тем и рады. Ты кольчужку свою маслом смажь, на щит заплатку поставь, а шлем – разносится. Верно говорю, воевода?

ВОЕВОДА: (Смеется; поймав взгляд царя, серьезно) Верно, ваше высокоблагородие.

ДАНИЛА: Спасибо и на этом. Только шлем сами разнашивайте (Бросает шлем на пол, скомороху) Пошли, малахольный.

Затемнение. Действие переходит в заколдованный лес. Вокруг – топь, скрюченные деревья, слышится уханье совы. Через эти дебри пробираются Данила и скоморох с букетом полевых цветов

ФЕДЬКА: (Испуганно озираясь) Данила, может, в поле бы заночевали? Я видал там стог сена. А утром спокойно прошли бы через этот лес.

ДАНИЛА: Нет у нас времени для ночлега. А засветло и дурак пройти сможет.

ФЕДЬКА: Так ты хоть скажи, куда идем? И для какой девицы цветы эти?

ДАНИЛА: Для Бабы Яги. Может, слыхал про такую?

ФЕДЬКА: Для Бабы Яги?.. Ты в своем уме, богатырь?

ДАНИЛА: Да ты, Федька, не боись: не съест она нас.

ФЕДЬКА: Люди к ней по доброй воле не ходят, а ты сам на ужин напрашиваешься. Все, я дальше ни ногой.

ДАНИЛА: Ну и стой тут (Идет дальше).

Скоморох боязливо оглядывается и замечает, как одно дерево повело ветками. Он пытается прогнать видение, но дерево все равно шевелится

ФЕДЬКА: (Бросается вдогонку) Постой, Данила. Я с тобой пойду.

ДАНИЛА: Твое право. (Резко останавливается) Стоять! Кажись, не одни мы тут.

Из избушки на курьих ножках, которую сразу не приметили наши путники, появляется недовольная Баба Яга. Увидев ее, скоморох прячется

БАБА ЯГА: Ну и богатыри. Мечом-то твоим только мух да комаров отгонять.

ДАНИЛА: (Оглядывает ржавый меч) Мечом не смогу, так руками заломаю.

БАБА ЯГА: Ну-ну, расхрабрился добрый молодец…

Данила отбрасывает меч в сторону

БАБА ЯГА: Зачем пожаловал, мил человек? Дело какое есть, али без дела по лесу шатаешься?

ДАНИЛА: В гости решил к тебе зайти, бабушка. Живешь тут одна: поди, совсем одичала.

БАБА ЯГА: Внучек нашелся. (Грозно) Ты, видать, забыл кто я?

ДАНИЛА: А ты не шуми, не шуми! Вон, товарища моего напугала. По делу мы. А это – тебе.

Дрожащей рукой скоморох протягивает Бабе Яге цветы. Та берет их с растерянным видом и нюхает

БАБА ЯГА: Цветы? Мне?.. Это по какому такому поводу?

ФЕДЬКА: (Заикаясь) П-просто т-так…

БАБА ЯГА: Что ж вы делаете-то, злыдни? Я же все-таки Баба Яга.

ДАНИЛА: Так что ж теперь цветов не дарить? Прости уж, что без пряников.

БАБА ЯГА: (Отмахивается) Да какие там пряники. Я вас самих съесть хотела… Ой, что ж я такое говорю? Совсем одичала, старая. Обождите, гости дорогие, я только цветы в воду поставлю… (Убегает).

ФЕДЬКА: Что это с ней?

ДАНИЛА: Удивился? То-то же. Она, конечно, Яга, но все же Баба… В смысле, женщина. Запомни, Федька — пригодится.

ФЕДЬКА: Чудно! Кто бы сказал, что здесь окажусь — не поверил бы.

Из избушки появляется Баба Яга: свои лохмотья она удивительно быстро поменяла на цветной сарафан. Данила и скоморох замирают от удивления

БАБА ЯГА: Ну, чего рты разинули? Не видали такую Бабу Ягу?

ДАНИЛА: Уж прости, не видали. Ой, не про ту Бабу Ягу сказки сказывают.

БАБА ЯГА: То в сказках, а я-то всамделишная.

ФЕДЬКА: Ох, бабушка! Знал бы, что вы такая, не боялся бы к вам в гости заглядывать.

БАБА ЯГА: А ты, Феденька, не бойся, заглядывай, а то я со скуки уже на людей бросаться стала. Ну, гости дорогие, прошу к столу.

ДАНИЛА: Да где ж он? Не видать что-то…

БАБА ЯГА: Ой, батюшки, склероз… (Свистит по-молодецки) Эй, слуги мои верные, накройте-ка нам стол. Будем гостей потчевать.

Деревья приносят табуретки и стол, накрытый яствами, посреди которого стоит дымящийся самовар. Федька, Данила и Баба Яга садятся за стол

Подкрепитесь с дороги, добры молодцы. Вот грибочки маринованные, брусника моченая, варенье малиновое, пирожки с капустой, ватрушки с картошечкой и рыбка запеченная. Чаек наливайте, с шиповником.

ФЕДЬКА: (С полным ртом) Вкуснотища-то какая. В жизни не пробовал.

БАБА ЯГА: Так ведь это не ваша городская еда. У нас тут все настоящее.

ДАНИЛА: А ты, бабушка, почему гостей потчуешь, а сама ничего не ешь?

БАБА ЯГА: За фигурой я слежу. Да вы ешьте-ешьте – поди, не отравлено… Что же вас, ребята, к Бабе Яге-то привело?

ФЕДЬКА: Да послал нас царь-батюшка…

ДАНИЛА: (Перебивает) Помощь твоя нужна, бабушка. Укажи ты нам кратчайший путь к логову Змея Горыныча.

БАБА ЯГА: Ох, Данила, не ходили бы вы к нему. Погубит он вас.

ДАНИЛА: Назад пути нет. Дал я слово богатырское. А у тебя, говорят, вещи волшебные есть…

БАБА ЯГА: Верно говорят, да только не всякий получить их может. Три загадки нужно отгадать. По-другому никак.

ФЕДЬКА: (Вытерев рот рукавом) Задавайте.

БАБА ЯГА: Ну, коли так – слушайте: ни хвоста, ни головы, а четыре ноги.

ФЕДЬКА: Ни хвоста, ни головы… Так это ж стол!

БАБА ЯГА: Правильно. Следующая: на грядке длинный и зеленый, а в кадке желтый и соленый.

ДАНИЛА: Огурец что ли?

БАБА ЯГА: Верно, огурец. Смышленые вы. Ну и третья: сто одежек и все без застежек.

ФЕДЬКА и ДАНИЛА: Капуста.

БАБА ЯГА: А вот и нет, вот и нет. Проиграли, проиграли.

ФЕДЬКА: Да головой ручаюсь. У капусты же листья, словно одежка.

БАБА ЯГА: А ведь верно… Получается, того доброго молодца я зря съела?

ДАНИЛА: (Встает из-за стола) Ну, спасибо тебе, бабушка, за угощение и за доброту твою. А нам идти пора.

БАБА ЯГА: Куда идти? Ночь на дворе. Оставайтесь у меня до рассвета.

ФЕДЬКА: (Даниле) Может, останемся, а?

ДАНИЛА: В другой раз.

БАБА ЯГА: (Достает клубок ниток) Тогда вот вам клубочек волшебный. Приведет он прямо к пещере Горыныча (Отдает скомороху). А тебе, Данила, подарю я щит заговоренный. Эй, слуги мои верные…

Два дерева несут большой сверкающий щит и отдают Даниле

ДАНИЛА: Вот щит, так щит. Не чета царскому. Эх, еще бы меч к нему булатный.

БАБА ЯГА: Чего нет, того нет. За мечом ты к Кощею Бессмертному обращайся.

 

Гром. Кащей и Скупщик

БАБА ЯГА: Ой, никак он сам в гости пожаловал…

ДАНИЛА: Так вот ты где спрятался, бес кудлатый. (Хватает Скупщика)

Внезапно раздается громоподобный голос Кощея Бессмертного

КОЩЕЙ: Кто это руку на моего слугу поднял?

ДАНИЛА: Богатырь я! Данилой величают. А ты, ирод, не кричи на меня. Лучше выходи силами мериться.

ФЕДЬКА: (Дрожа) Данила, а может, лучше цветы подарим?

КОЩЕЙ: На погибель ты, Данила, пришел. Не уйти тебе отсюда живым.

ДАНИЛА: Не бахвалься раньше времени, чучело сушеное. Как бы тебе с этим миром не распрощаться.

КОЩЕЙ: (Смеется) Я – Кощей Бессмертный.

ДАНИЛА: Вот сейчас и поглядим. Выходи, коли смелый.

Гремит гром, гаснет свет, а когда появляется, рядом с Данилой стоит мелкий, сгорбленный старикашка с большим мечом, который он силится поднять. Скоморох тут же прячется за Данилой

Что за светопреставление?.. (Не замечая Кощея) Ну, где ты там, Кощеюшка?

ФЕДЬКА: Данила, берегись!

ДАНИЛА: (Повернувшись) Тебе чего, отец?

КОЩЕЙ: (Пытается поднять меч) Защищайся.

ДАНИЛА: Уйди, старичок, я сирых да убогих не обижаю.

КОЩЕЙ: Какой я тебе старичок? (Верещит) Я — Кощей Бессмертный.

Данила оглядывает Кощея, потом смотрит на Скупщика: тот кивает головой. Отпускает скупщика, и он сразу прячется за Кощеем

ДАНИЛА: А я тебя повыше представлял. Экой ты сморчок.

КОЩЕЙ: Вот я тебе сейчас покажу сморчка. Дай только меч поднять.

ДАНИЛА: Покажи, покажи. Только, смотри, не надорвись.

Совсем выбившись из сил, Кощей со вздохом опускается на землю

КОЩЕЙ: Все, нет больше моих сил. Совсем ослаб я.

СКУПЩИК: Позвольте вам помочь, ваше царствие (Поднимает Кощея, доводит до скамейки и усаживает). Может, чайку сладенького?

КОЩЕЙ: Сделай чайку с можжевельничком.

Скупщик убегает. Данила со скоморохом смотрят на Кощея с удивлением

ДАНИЛА: Что ж ты, Кощей: говорил, бессмертный, а сам – уже дряхлый.

КОЩЕЙ: Так мне годков-то сколько? Почитай, три сотни тысяч лет на земле живу. Совсем организм износился… Зачем хоть пожаловали?

ФЕДЬКА: Нам, Кощей, меч богатырский нужен, чтоб со Змеем Горынычем совладать. Баба Яга сказала, будто есть у тебя такой.

КОЩЕЙ: Ну, балаболка, все ведь разболтала…

 

Появляется Скупщик с чаем. Отдает Кощею

 

ДАНИЛА: Отдай меч, Кощей – не для себя прошу.

КОЩЕЙ: Нет, не отдам! Мой меч-кладенец, мой!

ДАНИЛА: (Забрав меч) Был твой, стал мой. Все по-честному, так ведь?

КОЩЕЙ: Нет, не честно. (Рыдает) Ах, бедный я, несчастный. Никому-то я не нужен. Никто меня не пожалеет, никто не приголубит…

ФЕДЬКА: Данила, что это с ним?

ДАНИЛА: Ну, чего слезы пустил, Кощеюшка?

КОЩЕЙ: Вот и вы уходите. Все про меня забыли… Я и про Василиску слух пустил, что томится у меня, и где смерть моя спрятана поведал – хоть бы кто пальцем пошевелил. Перевелись, видать, нынче богатыри…

ДАНИЛА: Чего тебе от нас-то надо?

КОЩЕЙ: Жениться я хочу, ребятки. Столько веков живу и все один.

ФЕДЬКА: Да кто ж за тебя пойдет? Ты ведь Кощей Бессмертный.

КОЩЕЙ: Я исправлюсь. Честное слово.

ДАНИЛА: Нынче девки разборчивы.

КОЩЕЙ: Да есть у меня это… Обидел я давеча одну царевну, а как загладить свою вину – не знаю.

ДАНИЛА: А ты прощения попроси.

КОЩЕЙ: И все?

ФЕДЬКА: И все! Главное – по-людски с ней, и она тебе тем же ответит.

КОЩЕЙ: Опять придется в доброго молодца обернуться.

ДАНИЛА: Ну, давай, не хворай… Пошли, Федька.

КОЩЕЙ: Стойте. (Поднимается с колен) За совет ваш подарок вам сделаю. Эй, дармоеды, принесите-ка мне шлем золоченый. Появляется двое воинов, которые несут на подушечке золоченый шлем

Возьми его, Данила. Этот шлем не простой: удвоит он силу меча и щита.

ДАНИЛА: (Надевает шлем) Мой размерчик. Ну, спасибо, Кощей. При случае добрым словом тебя вспомню.

 

Затемнение. В темноте загорается пламя костра. Возле огромного камня сидят Данила со скоморохом. Скоморох поигрывает клубком

ФЕДЬКА: Нет тут никакой пещеры. Обманула, видать, Баба Яга.

ДАНИЛА: Ты, Федька, на Ягу не наговаривай. Она свое дело знает. Сказала: клубок к Змею приведет, значит, так тому и быть.

ФЕДЬКА: Где же он тогда Правду прячет?

ДАНИЛА: Нам сперва царевну отыскать надобно, Правда никуда не денется.

ФЕДЬКА: И то верно… А пока ты будешь с Горынычем биться, я Лизавету царю-батюшке верну да скажу, что сам спас.

ДАНИЛА: (Пауза) Чего сказал-то?

ФЕДЬКА: (Прикрывает рот ладонью) Ой, что это я? Проболтался…

ДАНИЛА: Ты что это, шельмец, задумал?

ФЕДЬКА: Не виноват я. Так его величество приказал. А ежели, говорит, Данилу Змей скушает, то никто о нем печалиться и не станет.

ДАНИЛА: Вот оно как… Стало быть, обратно меня не ждете? Жалко я тебя Бабе Яге на ужин не оставил. А ведь хотел…

ФЕДЬКА: Так вот зачем ты меня всю дорогу сухарями подкармливал.

ДАНИЛА: Что это со мной? Язык словно развязался.

ФЕДЬКА: Смекаю я, что Правда где-то близко. Вот только где?

Внезапно раздается шум крыльев и громоподобное рычание

ДАНИЛА: Не время искать. К нам, кажись, гость пожаловал. Схоронился бы ты, Федька, где-нибудь: а то, не ровен час, покалечим (Достает меч).

ФЕДЬКА: Это ты хорошо придумал (Прячется за камень). Если что – я тут.

ДАНИЛА: Ну, где ты, чудище поганое? Покажись, коли смелое.

Появляется Змей Горыныч, внешне напоминающий китайского дракона, которого несут три человека в темном на длинных шестах

ГОРЫНЫЧ: Кто ты и зачем пожаловал?

ДАНИЛА: Богатырь я! За царевной Лизаветой явился. Отдавай по-хорошему.

ГОРЫНЫЧ: Богатырь нашелся. Да я тебя на одну лапу посажу, второй – прихлопну.

ДАНИЛА: А силенок-то хватит?

ФЕДЬКА: (Выглядывает из-за камня) Бог ты мой! Ну и чудище выискалось. Ой, чует мое сердце, не уйти нам живыми.

ДАНИЛА: Не заикался бы ты, Федька, а лучше б отвлек его на себя.

ФЕДЬКА: Теперь меня Змею решил скормить? Нет уж, дудки.

ГОРЫНЫЧ: Напрасно ты явился, богатырь.

Змей Горыныч, сделав несколько кругов над Данилой, нападает. Данила отражает его атаки, рубя мечом наотмашь. Долго ли, коротко ли продолжается эта схватка, но вдруг Змей сбивает Данилу с ног

ГОРЫНЫЧ: На колени, червяк, и проси у меня пощады.

ДАНИЛА: Еще никто не ставил русского богатыря на колени, и тебе не удастся.

ГОРЫНЫЧ: Глупец! (Широко раскрывает пасть).

ФЕДЬКА: Ох, совесть заела: не могу стоять на месте, когда хороший человек погибает. (Выбегает из-за камня) Эй ты, чудище болотное! А ну-ка, попробуй со мной справиться.

ГОРЫНЫЧ: (Увидев Федьку) А-а, к ужину и десерт пожаловал. Обожди, и твоя очередь настанет.

ФЕДЬКА: Некогда мне ждать. Лети сюда ты, гусеница переросшая.

ГОРЫНЫЧ: (Подлетает к скомороху) Как ты меня назвал?

ФЕДЬКА: (Заикаясь) Г-гусеницей п-переросшей…

ГОРЫНЫЧ: Прощайся с жизнью, клоп… (Открывает пасть).

Данила, воспользовавшись моментом, подбегает к Змею и отсекает голову

ДАНИЛА: Все, баста! Был Змей и нет Змея. А ты, Федька, молодец: испугался, а виду не подал.   Появляется плененная Лизавета и бросается на шею к Даниле

ЛИЗАВЕТА: Спаситель ты мой. Заждалась тебя краса писанная в темнице сидючи. Света белого не видывала, так теперь жмурюсь от ясна солнышка. Возьми же меня в жены по праву, жених мой названный…

ДАНИЛА: (С испугом, шепотом, скомороху) Кто это?

ФЕДЬКА: (Шепотом) Царевна Лизавета.

ДАНИЛА: Простите, ваше высочество, только не жених я вам.

ЛИЗАВЕТА: Почему это? Ты меня спас, тебе и под венец вести.

ДАНИЛА: Не я один — Федька, товарищ мой, помогал.

ФЕДЬКА: Истинная правда, ваше высочество.

ЛИЗАВЕТА: Замуж за скомороха? Вот еще…

ДАНИЛА: Да и я не из знатных кровей. И потом, есть у меня уже суженая.

ЛИЗАВЕТА: (Одарив Данилу надменным взглядом, берет под руку Федьку). Пойдем, Феденька, до дома меня проводишь. А-то обидит кто…

ДАНИЛА: Ваше высочество, а где ж этот ирод Правду спрятал?

ЛИЗАВЕТА: Смешной ты человек. Рядом стоишь и не ведаешь.

ДАНИЛА: (Смотрит на камень) Эко тебя угораздило… Вот Правда, так Правда. На всех хватит. Только, как же я с тобой домой ворочусь?

ФЕДЬКА: Данила, может, подсобить?

ДАНИЛА: Сам справлюсь.

 

 

 

Затемнение. Действие переходит в царский дворец. На троне сидит царь, подперев рукой голову. Рядом стоит воевода и смотрит в подзорную трубу

ЦАРЬ: Ну, что, не видать?

ВОЕВОДА: Не видать, ваше высокоблагородие.

ЦАРЬ: А ты глянь получше.

ВОЕВОДА: Вон дети в царя горы играют, мужики траву косят, девки в озере купаются, собаки дерутся… снова девки в озере купаются…

ЦАРЬ: Ты давай не отвлекайся. А то сейчас вслед за Данилой отправишься.

ВОЕВОДА: Не могу, ваше высокоблагородие, спину согнуло, радикулит.

ЦАРЬ: Я вот тебя на дыбу пошлю, там тебя быстро выпрямят.

ВОЕВОДА: Ой, кажись, идут. Идут.

ЦАРЬ: Кто, кто идет?

ВОЕВОДА: Федька наш с царевной Лизаветой под ручку.

ЦАРЬ: А Данила?

ВОЕВОДА: (Пауза) Да вроде нет его.

ЦАРЬ: Вот и славно. Видать, съел его Горыныч. Ну, что, воевода, как спасителя благодарить станем? Златом али серебром?

ВОЕВОДА: По мне так дайте скомороху пряник — и будет с него.

ЦАРЬ: А не мало? Может, монет медных подкинуть?

ВОЕВОДА: Дурак деньгам цену не знает: на леденцы да бублики потратит. А вы, ваше величество, завсегда им применение найдете.

ЦАРЬ: И то верно. Нечего скомороха баловать. Беги, встречай дочку мою да не забудь караул почетный выставить.

Сложив подзорную трубу, воевода убегает. Играет торжественная музыка. Появляются Федька с Лизаветой под ручку

ФЕДЬКА: Вот, ваше величество, получайте царевну Лизавету в целости и сохранности.

ЦАРЬ: (Кидается навстречу, оттолкнув скомороха) Лиза, доченька!

ЛИЗАВЕТА: (Бросается на шею) Папенька!

Ах, злодей. Ах, изверг. Ну, я этому Змею покажу.

ФЕДЬКА: Не покажете, ваше величество: ему Данила голову отсек.

ЦАРЬ: Голову, говоришь…? А где же он сам?

Свет на мгновение гаснет, раздаются раскаты грома, и появляется Кощей Бессмертный, превратившийся в принца заморского, да Данила с Правдой

ДАНИЛА: Здесь я, ваше величество. И не один.

ПРИНЦ: Здравствуй, царь-государь! (Бьет поклон) 

ЦАРЬ: (Прячась за спину Лизаветы) Федька, беги скорей за воеводой! Федька убегает

Здравствуй, коли, не шутишь. Зачем на этот раз пожаловал?

ПРИНЦ: К Лизавете я. Вину свою загладить. А ежели простит, руку и сердце попрошу. Ради нее даже от бессмертия готов отказаться.

ЛИЗАВЕТА: Что, Кощей, на безрыбье и рак рыба? Уходи – я краше не стану.

ПРИНЦ: Да и не нужно. Вы мне и такой нравитесь. Хозяйкой прошу стать в замке моем. Надоело мне одному над златом чахнуть.

ЛИЗАВЕТА: Ой, а не врешь ли ты мне? Все вы мужики одинаковые.

ДАНИЛА: Не врет, ваше высочество. С нами Правда.

ЦАРЬ: Ты, Кощей, не по размеру кафтан примеряешь. Да и где это было видано, что бы царь свою дочку за нелюдя замуж выдал. Даже такую страшную. Ой…

ЛИЗАВЕТА: Папенька…?

ЦАРЬ: Что со мной? Язык словно развязался.

ДАНИЛА: (Посмеивается) Это только начало.

ЛИЗАВЕТА: Так, значит, я страшная? Страшная, говори?

ЦАРЬ: Ну, что ты, доченька, разве можно так отцу? Ты… хорошенькая. Вот только нос… (Глупо посмеивается) как у дятла.

ЛИЗАВЕТА: Вот, значит, как? Что ж, Кощей, бери меня в жены, только смотри, не пожалей: характер у меня скверный.

ПРИНЦ: Да и у меня не подарок.

ЛИЗАВЕТА: Не поминай лихом, папенька. Даст бог, свидимся!

Лизавету и принца кружит вихрь, свет меркнет, а когда снова становится ясно, их уже и не видно. Царь бросается вдогонку

ЦАРЬ: Стой, стой, проклятущий. Отдай Лизоньку!.. Доченька!

ДАНИЛА: Поздно слезы лить, ваше величество. Сами виноваты.

ЦАРЬ: Не тебе меня учить, деревенщина. Проваливай, пока палок не дали.

ДАНИЛА: Не надо палок, я сам уйду. Вот только скажите, куда Правду поставить?

ЦАРЬ: Правду? Все-таки принес… Это, значит, она мне язык развязала?

ДАНИЛА: Она, она родимая. И еще не один язык развяжет.

Появляются запыхавшиеся воевода и скоморох

ВОЕВОДА: Где он, ваше высокоблагородие?

ЦАРЬ: Нет его: вскружил моей дочке голову — и улетел.

СКОМОРОХ: Ох, и богатого жениха нашла себе царевна.

ВОЕВОДА: Дурак ты, Федька! Ведь погубит ее лиходей.

ЦАРЬ: (Воеводе) Поднимай войско мое. Отдохнуло оно?

ВОЕВОДА: Да оно, вроде как, и не уставало.

ЦАРЬ: Как это понимать?

ВОЕВОДА: Так воевать же нечем. Я все оружие басурманам продал, вот оттого и сидим без дела.                   Скоморох начинает громко хохотать

 

ДАНИЛА: Ох, молодец, воевода!

ЦАРЬ: Что? Да как ты смеешь, вояка, царю, об этом молвить?

ВОЕВОДА: Сам удивляюсь, ваше высокоблагородие.

ЦАРЬ: А тебе, Федька, чего весело стало? Может, тоже хочешь выговориться?

ФЕДЬКА: А мне таить нечего: это я царскую казну разоряю.

Воевода начинает громко хохотать

ЦАРЬ: (Федьке) Что ты сказал?

ВОЕВОДА: Да все про это давно знают.

ЦАРЬ: (Воеводе) Так ты, шельмец, все знал и молчал?

ВОЕВОДА: Молчал, ваше высокоблагородие, потому как он со мной делился.

ЦАРЬ: (Кричит) Замолчите, несчастные!!!

ДАНИЛА: Ну что, ваше величество, правду они говорят? Или не верите?.. А может, вы нам в чем-нибудь признаетесь?

ЦАРЬ: Признаюсь, сынок, признаюсь, придет мое время. Спасибо тебе, что вернул Правду: может, что изменится в нашем государстве. Только бы снова её не украли…

ДАНИЛА: А украдут, то ежели не я, так другой богатырь сыщет и снова людям вернет. На том стояла Русь и будет стоять. Такой уж мы народ: без приключений не можем.

 

Занавес